Путешествия Воина из тайной страны Пемако

gyetrul jigme rinpoche 03gyetrul jigme rinpoche 02gyetrul jigme rinpoche 01

В просторной квартире в двух шагах от метро Золотые ворота разносят чай и фрукты, взбивают подушки на диванах, готовятся к приезду Гьетрула Джигме Ринпоче, буддийского учителя линии Рипа приехавшего рассказать о том, что такое сердце воина. Собравшиеся ждут мастера, который опаздывает из-за задержки на таможне. Выясняется, что у него виза откроется только через несколько дней после прибытия. Впрочем, для тулку1, который приехал делиться знанием с украинцами, это не помеха. Скоро с балкона слышаться крики: «Приехал, приехал!» Люди по очереди выбегают на тесный балкон. Кто-то из девушек шепчет: «Какой же он котик…»

В Ринпоче и правда есть что-то кошачье. Он умен и интеллигентен—это видно по взгляду, двигается мягко, ухо держит востро. Когти вот только не выпускает, похоже, они ни к чему если есть сердце воина.

Журналисты приветствуют мастера, складывая руки в «намасте», Ринпоче садится в кресло и—сама непосредственность—начинает пить чай, закусывая фруктами. Собравшиеся заворожено смотрят на него, не зная с чего начать, но он заводит разговор сам. Как вы тут поживаете? К Евро готовитесь? Я люблю футбол, если будет возможность, посмотрю трансляцию…

Люди расслабляются, начинают задавать вопросы мастеру. Пресс-конференцию профессионально начинает журналист из «Комсомолки».

- Что вы думаете об украинцах?—спрашивает он. Гьетрул Джигме Ринпоче долго не думает:

- Я второй раз в Украине и наблюдаю здесь слияние востока и запада. Это хорошая комбинация. И, в то же время, украинцы находятся в поиске самоидентификации и остаются открытыми для всего. Это очень хорошо, но может быть и тяжело. Сложность в том, что в процессе поиска приходится сталкиваться с самыми разными вещами и это может сбивать с толку. Особенно, когда сталкиваешься с множеством вариантов в плане культурной, духовной и социальной реализации. Нужно обрести свои собственные корни, иначе происходит распыление.

В плане профессиональной этики украинцам лучше придерживаться западных традиций, но, когда дело касается семейных ценностей и мудрости, выбирайте восток. Почему? Потому что эта комбинация работает. – Добавляет мастер и тут с ним трудно спорить.

Ринпоче говорит на простом правильном английском. У него круглые щеки и ровно подстриженный «ежик». Аккуратный, приятный дизайн лица. Тибетец по происхождению, Гьетрул Джигме родился в Индии, где и живет, в промежутках между путешествиями по миру. На пару с отцом, Намка Ринпоче, руководит монастырем Ригон Тубтен Чолинг в индийском штате Орисса и монастырем в непальском Парпинге. Еще он основал несколько духовных центров в Европе в Швейцарии, Франции, Германии, Испании, Люксембурге и Японии.

- Я ложусь спать в десять вечера, максимум в пол одиннадцатого. – Будто отвечает на мой мысленный вопрос о том, не устает ли он от путешествий. – Когда я в монастыре, то просыпаюсь в примерно в пять утра, в путешествиях так рано не получается. Стараюсь регулярно бегать, занимаюсь йогой.

- В какой стране вы чувствуете себя лучше всего, куда вам нравится возвращаться?

- В Украину. – Предсказуемо шутит Гьетрул Джигме и тут же добавляет: – Везде. Я очень много езжу, давно стал космополитом.

Я несколько дней назад вернулась из буддийской Мекки на севере Индии, Дхарамсалы. Жила две недели в ее верхней части, Маклеод Ганже, где находится резиденция Далай Ламы. Взлеты и снижения—если на мотоцикле, долгие подъемы ломотой отдающие в мышцах на следующий день—если пешком, и домишки в лощинах меж гор, к которым нужно долго прыгать с камня на камень. Толпы бордово-желтых монахов и монашек, туристов, торговцев несметных лавок и десятки кофеен и ресторанов на пути к главному монастырю, где ежедневно монахи собираются на пуджу, от которой пробирает до глубин…

Приехав в Дхарамсалу из более холодного и еще полупустого Манали, я не сразу поняла, где искать красоту. Глаз неумолимо натыкался на лавки и толпы. Я не чувствовала разочарования, но и очарована не была. «Восемнадцать лет назад там была спокойная уютная деревушка с удивительной атмосферой», писала мне сестра. Ну посмотрим, подумала я расслабилась, и как свежую кровь пропустила через себя эти две недели. Каждый день, выбравшись из «ямы», где находился гест, на шумную главную улицу, отдышавшись, оглядевшись, я ступала по неровной дороге и чувствовала, что мне здесь просто хорошо. Беспричинно. Ничего не делая. Причина в Гималаях? Или в практикующих буддистах? Решила спросить Ринпоче, что он думает об этом.

- Очень сильное место, правда слишком многолюдное. Люди издавна шли в Гималаи, чтобы медитировать, успокаиваться, находить путь к себе. Сейчас Дхарамсала—популярная точка для буддистского паломничества, и за годы, что люди ездят туда, оно наполнилось еще большей силой. Но для медитации лучше ехать в более спокойное место.

- А как насчет мест силы? Куда лучше ехать в паломничество?

Лучше съездить в места силы разных традиций. Их много в мире. Съездите и убедитесь что это все—об одном и том же.

Время капает в чашку с чаем, мастер чай допивает. Еще несколько вопросов и мы разбежимся в разные стороны. Я смотрю на Гьетрула Джигме Ринпоче и мне нравится его улыбка, лучики морщин у глаз, неизменно ее сопровождающие и спокойный тон. Я помню его горловое пение в прошлый приезд. Весь вечер потом у меня в области сердца что-то звенело, будто там была спрятана поющая чаша, которая срезонировала на голос мастера. Раскрытое сердце. Все говорят об одном, Ринпоче, Фабио Новембре, не имеющий никакого отношения к буддизму, многие другие…Хорошо, когда удается удержать это состояние хотя бы на вечер.

Гьетрул Джигме рассказывает о предстоящем тренинге.

- Концепция тренинга—универсальность добра. Уверенность в том, что в мире много добра и каждый может соединиться с доброй частью себя, потому что оно есть в каждом. Сердце воина не имеет ничего общего с агрессией, оно кроткое. В жизни все усложняется, когда мы забываем про свою добрую основу и теряем чувство юмора.

Чай допит, время утекло. Мастер встает, на прощанье разрезает огромный торт с надписью Euro 2012, который испекли по случаю его приезда, под шумок прорекламировав предстоящее мероприятие, и удаляется. У меня еще томится вопрос о тайной стране Пемако, где живет 5000 учеников Ринпоче. Ловлю его секретаря и жуя торт, тот рассказывает мне о ней:

- По преданию эта горная страна символизирует тело богини Дордже Пагмо, географически это территория индийского штата Аруначал Прадеш. Слово «Рипа» в переводе с тибетского означает «практикующие в горах». Пемако—священная страна, потому что многие йоги достигали в ней реализации. Теперь это место паломничество, люди идут сюда за вдохновением, чтобы потом практиковать усерднее и достичь просветления. Там есть пещеры для уединения и монастырь.

Вот еще один пункт назначения, куда стоит ехать в Индии, думаю я по дороге домой. Оглядываюсь по сторонам и вижу спокойные, выглаженные солнцем киевские улицы. Память резко и несколько ностальгически выдает бурление индийских городов, другие ароматы, уплотненность воздуха, но тут же взгляд падает на цветущую сирень, на деревья, которые превращает зрительный акт в воспевание зеленого, и я радостно понимаю, что я всегда там, где мне надо быть.

Сайт автора


1 Тибетский мастер-бодхисаттва, который не ушел в нирвану, а выбрал перерождение в материальном мире, чтобы помогать живым существам.

facebook

+